Сергей Голубев (sergey_golubev) wrote,
Сергей Голубев
sergey_golubev

Беларусь-2011: итоги политического года

Флаг Белоруссии. Фото РИА Новости, Иван Руднев

Краткий очерк политических процессов 2011 г, в Белоруссии (Азербайджан, Армения, Грузия - см. раньше)

В декабре 2010 г. в республике состоялись очередные выборы главы государства, которые, в отличие от предыдущих избирательных кампаний, проходили в необычных для Белоруссии условиях. Взаимоотношения Александра Лукашенко с Кремлем, отягченные экономическими разногласиями, прежде всего в финансовой и нефтегазовой сфере, переживали уже в течение многих месяцев период "холодной войны", а политические связи со странами Евросоюза и европейскими структурами, которые объявили в свое время санкции против правящего в стране режима и его руководителей, становились все более прочными. Приняв решение идти на свои четвертые президентские выборы (референдум, проведенный в 2004 г., отменил ранее существовавшие конституционные ограничения), Лукашенко подчеркивал уверенность в своей победе и готовность противостоять любым кандидатам от оппозиции. Предварительные результаты голосования
19 декабря 2010 г. также говорили о его уверенной победе - в соответствие с оглашенными позднее Центризбиркомом официальными данными, за его кандидатуру проголосовали 79,65% избирателей, бывшего замминистра иностранных дел Андрея Санникова поддержало 2,43% имеющих право голоса жителей страны (явка составила 90,65% граждан). Восемь других претендентов набрали менее чем по 2% голосов. День голосования ознаменовался массовой акцией протеста, вызванной, как заявили ее организаторы, уверенностью народа в массовых фальсификациях итогов выборов - многие независимые экзит-пулы давали действующему главе государства менее 50% голосов, то есть ориентировали на проведение второго тура. Манифестация противников режима (по разным данным, от 5 до 40 тыс. участников намеревались устроить на площади круглосуточный "майдан") завершилась у Дома правительства попыткой взломать двери и ворваться в здание, после чего была жестко подавлена внутренними войсками и спецназом. Имелись пострадавшие, более 600 человек было задержано, в том числе 7 кандидатов в президенты - вскоре в отношении них и других оппозиционеров были возбуждены уголовные дела по обвинению в организации или участии в массовых беспорядках. Декабрьские события положите конец кратковременному потеплению во взаимоотношениях Белоруссии и Запада - посольство США осудило "чрезмерное применение силы" властью, Европарламент также подчеркнул факты насильственного подавления акции протеста и задержания оппозиционных лидеров, отметив одновременно, что не считает выборы свободными, честными и прозрачными. То же констатировал и итоговый доклад миссии наблюдателей БДИПЧ ("Бюро по демократии и правам человека" ОБСЕ) и ПАСЕ, хотя ранние заявления международных наблюдателей были более благоприятными для белорусских властей. Официальная газета "Советская Белоруссия - Беларусь сегодня" на основании рассекреченных документов обвинила, в свою очередь, в причастности к событиям 19 декабря в Минске спецслужбы Польше и Германии. В январе 2011 г. США и ЕС возобновили санкции в отношении официального Минска, расширив список "невъездных субъектов" из числа чиновников и лиц, считающихся замешанными в преследовании оппозиции, а также распространив экономические санкции на новые белорусские предприятия. В декабре сенат конгресса США одобрил "Акт о демократии и правах человека в Белоруссии", предусматривающий поддержку оппозиции.
Весной Беларусь вступила в полосу валютного кризиса, который на протяжении почти всего года негативно влиял не только на макроэкономические показатели республики, но и на многие аспекты социального положения населения. По мнению экспертов, свою роль в этом сыграли популистские меры властей перед президентскими выборами (в частности, повышение заработной платы до среднего показателя 500$ по республике и расширение социальных льгот), расширение покупательной способности населения и обострившийся в связи с этим ажиотажный спрос на иностранную валюту и импортную технику, увеличившиеся на протяжении нескольких лет показатели дефицита бюджета, дефицита торгового баланса и внешнего долга. При этом рост ВВП в 2010 г. составил 7,6%, рост промышленного производства - 11,3% при 9,9%-м показателе инфляции. Немаловажным фактором изменения экономической ситуации в стране стало также заключенное в январе 2010 г. соглашение, в соответствии с которым объемы поставок российской нефти по льготным ценам в Белоруссию ограничивались, что сокращало прибыли Минска от торговли нефтепродуктами с Западом. Ажиотажный спрос на валюту и сокращение золотовалютных запасов в марте привели к запрету Нацбанку продавать инвалюту коммерческим банкам для реализации населению, что породило огромные очереди в обменники. Тем не менее в мае было объявлено о первой девальвации белорусского рубля по отношению к американскому доллару. Вскоре ситуация осложнилась ажиотажем на потребительском рынке, который охватил не только зону импорта, но и сферу отечественных мясомолочных товаров, бензина, продукции белорусской легкой промышленности. Все это привело к кратному росту цен на товары повседневного спроса и, под воздействием недовольства населения, к стремлению властей ограничить его административным путем, в том числе через запрет или введение пошлин на вывоз за границу гражданами белорусских товаров. По сути дела, в течение полугода шла ползучая девальвация белорусского рубля, в том числе через введение и отмену различных параллельных курсов обмена. В октябре, наконец, в валютной сфере наступило некоторое равновесие спроса и предложения, и на вооружение была взята схема курсообразования, при которой официальный курс национальный валюты устанавливается на основе торгов на Белорусской валютно-фондовой бирже, причем в них может для корректировки курса принимать участие финансовый регулятор, то есть Нацбанк. От российского варианта белорусский отличается только тем обстоятельством, что здесь по-прежнему продолжает действовать обязательный принцип продажи предприятиями, ведущими экспортные операции, 30% валютной выручки - это позволяет властям обеспечить хотя бы минимальное предложение валюты на бирже. В итоге по данным Национального статистического комитета республики уровень инфляции в 2011 г. составил рекордную в Европе величину - 108,7%, национальная валюта девальвировалась более чем в 2,5 раза, однако новые руководители белорусской экономики (в декабре 2010 г. премьера Сергея Сидорского на его посту сменил бывший президент Белорусской академии наук Михаил Мясникович, были заменены несколько вице-премьеров, в июле 2011 г. в отставку был отправлен председатель правления Нацбанка Петр Прокопович) предпочитают говорить об отсутствии в стране экономического кризиса, увеличении номинальной рублевой зарплаты и о 5-6%-м росте ВВП. При этом средняя заработная плата работающего белоруса в течение года упала с 530 $ в марте до менее 300 $ в конце 2011 г.
Одновременно Беларусь довольно активно двигалась в направлении евроазиатской интеграции, получившей новый импульс после создания Таможенного союза и начала формирования Единого экономического пространства (ЕЭП). В ноябре руководители России, Белоруссии и Казахстана заявили, как известно, о запуске ЕЭП с 1 января 2012 г. и Евразийского союза с 2015 г, а также оформили создание Евразийской экономической комиссии. Особая лояльность Минска идеям интеграции на постсоветском пространстве основана, по мнению многих экспертов, на его особой заинтересованности в финансовой поддержке со стороны ЕврАзЭС - еще весной Александр Лукашенко заявил о необходимости больших кредитов от Востока и Запада для стабилизации финансовой системы республики. В июне Антикризисный фонд ЕврАзЭС принял решение о выделении Белоруссии нескольких траншей кредита на общую сумму 3 млрд. $ под 4,1% годовых в 2011-2013 гг. (два из них уже были получены в прошлом году) с условием приватизации белорусских активов, принадлежащих государству. В августе Владимир Путин заявил о готовности России в будущем договоре на 2012-2014 гг. о поставках газа учитывать "интеграционный понижающий коэффициент", и в конце года был подписан выгодный для обеих сторон контракт. Цена на российский газ для Белоруссии составит в 2012 г. 165,6 $ за тысячу кубометров (в 2011 гг. - в рамках 240-310 $), что несомненно позитивно скажется на ее платежном балансе, а в последующие два года цена будет рассчитываться по формуле, которая учитывает стоимость газа для потребителей ЯНАО, стоимость его транспортировки оттуда до границ восточнославянской республики и хранения в российских подземных хранилищах, и уровень инфляции. Параллельно была реструктуризована белорусская газовая задолженность 2011 г. и подписано соглашение о продаже "Газпрому" за 2,5 млрд. $ оставшихся 50% акций "Белтрансгаза" (первая половина пакета акций была выкуплена "Газпромом" в 2007 г.) Минск заявил также, что новые условия поставок нефти на белорусские нефтеперерабатывающие заводы в 2012-2015 гг. дают годовую экономию бюджета в 700 $. Тем не менее вопрос об участии России в приватизации нескольких крупных активов ("Беларуськалий", треть пакета акций которого находится в залоге у российского "Сбербанка", "Гродноазот", Мозырский и Новополоцкий НПЗ) остается открытым. Имеются также планы объединения ОАО "Минский автомобильный завод" и ОАО "КАМАЗ", однако у сторон наличествуют разногласия в оценке активов МАЗа. Экономические взаимоотношения с Россией и Казахстаном принципиально важны для Белоруссии еще и потому, что имеются сомнения в предоставлении республике нового кредита МВФ, требующего жесткого контроля за бюджетом и сокращения социальных расходов (тем более, что требуются значительные усилия по обслуживанию резко выросшего за последние пять лет внешнего долга). В январе 2012 г. новый руководитель Нацбанка Надежда Ермакова тем не менее заявила, что Беларусь планирует получить от МВФ кредит в размере более 3,8 млрд. $ для того, чтобы по крайней мере погасить старый кредит, выплаты по которому приходятся на текущий год.
Ухудшение социальной ситуации не осталось без политических последствий - аналитики отмечают, что образ патерналистского государства с успешной дирижистской экономикой, который много лет отстраивался белорусской властью, на протяжении 2011 г. стал давать заметные трещины. Свою печальную роль в этом сыграл и взрыв в минском метро 11 апреля (15 человек погибло и около 200 получили ранения), поставивший под сомнение эффективность силовых структур республики в деле обеспечения безопасности граждан. Несмотря на то, что через несколько дней было объявлено о задержании подозреваемых и их признательных показаниях, некоторые обстоятельства "дела Коновалова-Ковалева" дали основания критикам режима заявить о недостаточно выясненных мотивах и обстоятельствах теракта. Приговор о высшей мере наказания, вынесенный судом обвиняемым, развернул среди белорусской общественности дискуссию о введении моратория на смертную казнь или замене ее в данном случае на пожизненное заключение - при том, что Беларусь является единственной европейской страной, где смертные приговоры приводятся в исполнение. В апреле по республике прокатились акции протеста автомобилистов "Стоп-бензин", участники которых заявили, что концерн "Белнефтехим" не представил убедительных аргументов для повышения цен на бензин и дизтопливо на внутреннем рынке. Большой резонанс получила апрельская акция автовладельцев, в ходе которой они рассчитывались на АЗС при покупке 2 литров бензина мелкими купюрами и демонстративно ехали колоннами на небольшой скорости по улицам городов. 7 июня состоялась самая громкая акция протеста в Минске - более сотни автомобилей заблокировали центральный проспект Независимости под предлогом поломок. На лето 2011 г. пришелся пик организованных молодыми оппозиционерами (группа "Революция через социальные сети") через социальную сеть "Вконтакте" митингов т.н. "молчаливого протеста", когда вечером по средам на обозначенных через интернет площадях белорусских городов стали собираться большие группы граждан, не имевших при себе лозунгов, агитационных материалов или какой-либо символики, которые в усложненное время при полном молчании начинали бурно аплодировать. Первоначально органы правопорядка игнорировали такие эпизоды, но вскоре, по мере роста их популярности, они были вынуждены перейти к превентивным задержаниям, блокировке социальных сетей и даже административным арестам протестантов под предлогом нецензурной брани в общественном месте и сопротивления сотрудникам милиции. Таким образом была, в частности, сорвана попытка "захлопать" выступление президента Лукашенко во время празднования Дня независимости 3 июля. Осенние акции "молчаливого протеста" были малочисленны и не получили широкого распространения, равно и как попытки возобновить движение "Стоп-бензин".
Еще одной важной линией политической жизни Белоруссии стали судебные процессы над лидерами оппозиции в связи с событиями на Октябрьской площади вечером 19 декабря 2010 г. Часть оппозиционеров получила условные сроки или отсрочку исполнения приговора, но трое кандидатов в президенты (Андрей Санников, лидер движения "Европейская Беларусь"; Николай Статкевич, председатель оргкомитета Белорусской социал-демократической партии "Народная грамада"; беспартийный предприниматель, экс-депутат Минского горсовета Дмитрий Усс), а также несколько активистов из лагеря противников Лукашенко получили реальные сроки. В октябре Усс был помилован главой государства, однако Санников (5 лет тюрьмы) и Статкевич (6 лет тюрьмы) до сих пор остаются в колонии. Евросоюз и Европарламент считают осужденных по "делу 19 октября" политическими заключенными и выдвигают требование их освобождения в качестве одного из условий возобновления своего диалога с официальным Минском. Кроме того, они считают, что список политзаключенных в Белоруссии расширился арестом и осуждением в ноябре 2011 г. руководителя правозащитного центра "Весна" Алеся (Александра) Беляцкого на 4,5 года лишения свободы за сокрытие доходов и неуплату налогов в особо крупном размере. Коллеги осужденного подчеркивают, что деньги на его личных счетах в банках Польше и Литвы (правоохранительные органы этих стран сами передали соответствующую информацию белорусским коллегам) не являются доходом Беляцкого, а расходовались на оказание услуг по правовой помощи политзаключенным и на поддержку их семей. Тем не менее создается впечатление, что белорусская оппозиция по-прежнему раздирается внутренними противоречиями, не обладает устойчивой поддержкой в обществе и не способна выработать консолидированного политического курса по отношению к власти. Многие эксперты, в частности, скептически отнеслись к перспективам образованной для участия в парламентских выборах 2012 г. т.н. "коалиции шести" в составе Объединенной гражданской партии (ОГП), "Партии Белорусского народного фронта (БНФ), Белорусской партии левых "Справедливый мир" (бывшей Партии коммунистов Беларуси), оргкомитета по созданию партии "Белорусская христианская демократия", движения "За Свободу!" во главе с единым кандидатом оппозиции на президентских выборах 2006 г. Александром Милинкевичем и Гражданской кампанией "Говори правду!", лидером которого является один из оппонентов Лукашенко на выборах 2010 г. поэт Владимир Некляев. В свою очередь, белорусские руководители в последнее время все чаще говорят о необходимости политической реформы, не исключая в близкой перспективе даже введения голосования за партийные списки. Такая вполне возможная новелла законодательства по определению означала бы новые сложные задачи не только для власти, не создавшей до сих пор правящей партии, но и для всех оппозиционных власти структур.

Tags: Белоруссия Беларусь Лукашенко 2011
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment